О связи фотографии и живописи

Споры об отношении фотографии к искусству, начатые на заре ее развития, не прекращались и позже. Споры эти велись и в кружках художников, и в фотографических обществах, и на страницах журналов.

«...Высших целей никогда уже во веки веков не достигнет ни фотография и никакое другое механическое искусство», – так писал «Художественный журнал» в 1882 году (том III, стр. 298). Однако суровые приговоры, произнесенные сегодня, смягчались назавтра.

То и дело печатались похвальные оценки работ фотографов. И если еще лет десять назад при сравнении труда гравера и труда фотографа в воспроизведении картин живописцев многие отдавали предпочтение гравюре, то теперь даже художники останавливали свой выбор на способе фотогравюры.

Художники-живописцы и графики все чаще обращались к фотографии, они находили в снимках материал для своих этюдов и картин.

Вот один пример. Художников волновала русско-турецкая война 1877-1878 годов. В этой войне было достигнуто освобождение братского болгарского народа от турецкого владычества. Когда И. Е. Репин писал известную картину «Герой минувшей войны» – русского солдата, возвращающегося с фронта, – у художника зародился замысел новой картины: возвращение войск на родину, встреча их с народом у Триумфальных ворот в Санкт-Петербурге.

Эта встреча произошла в начале сентября 1878 года, когда Репина в столице не было. Он вспомнил о фотографии. «...Как торжественна эта арка «русскому воинству»?! Как я ею брежу?.. – писал он В. В. Стасову 14 сентября. – Все, что у Вас найдется к этой встрече... приберегите для меня, пожалуйста... Не снимал ли (кто) фотографии? Вот была бы находка!! Приеду, так надо будет все поразыскать».

Репин не осуществил замысла. При его содействии заказ на эту тему получил И. Н. Крамской. В конце января следующего года Крамской послал Репину рисунок «Встреча войск». Репин восторженно отозвался об этом рисунке. Документальные фотографии, очевидно, послужили Крамскому подспорьем. Один из снимков, которым мог воспользоваться художник, был напечатан впоследствии в альбоме «Русско-турецкая война 1877-78 гг.». (Изд-во Вольфа, 1902.) Фотография с видом на Триумфальную арку была снята неизвестным автором из окна или с балкона многоэтажного дома.

Репин и впоследствии ценил фотографические снимки. В 1888 году он написал по фотографии портрет Тараса Шевченко. Снимок, изображающий Л. Н. Толстого за письменным столом и сидящую рядом С. А. Толстую, послужил художнику основой для подобного портрета, написанного в  1907 году.

Но вернемся к восьмидесятым годам. Способность фотографии искусно воспроизводить натуру считалась бесспорной. Фотографии, однако, отказывали в возможности создавать обобщенный образ.

И когда надо было упрекнуть иного художника в механическом воспроизведении видимого, за примерами для сравнения обращались к фотографии.

«Не в том еще дело, чтобы написать ту или другую сцену из истории или из действительной жизни. Она будет простой фотографией с натуры, этюдом, если не будет освещена философским мировоззрением автора и не будет носить глубокого смысла жизни, в какой бы форме это ни проявилось», – поучал Крамской юного Репина.

Подобные высказывания Крамского и других представителей реалистического искусства были справедливы, хотя к идейности в своих работах стремились и передовые русские фотографы.

«Пролог», как назвал в свое время Стасов начальные годы развития светописи, кончался. Нельзя уже было ограничиваться технически удачным воспроизведением натуры. Нужно было приблизить фотографию к уровню изобразительного искусства. Более совершенная техническая оснастка помогла бы вывести фотографию на путь искусства. Семидесятые и восьмидесятые годы прошлого века были порой быстрого прогресса во многих областях науки и техники. Зажглись первые электрические лампочки; усовершенствовались микроскопы в научных лабораториях; обзаводились мощными телескопами астрономические обсерватории; точная механика создавала все более тонкие инструменты для исследований; физика и химия внедрялись в самые различные области науки. Светопись, порожденная научно-техническим прогрессом века, вобрала в себя все достижения тогдашней химии, физики и приборостроения. Новаторами ее техники выступали не только оптики, химики, но и фотографы-художники.