Фотохудожник Левицкий

По возвращении из Парижа осенью 1849 года открыл в Петербурге дагеротипное заведение под названием «Светопись» С. Л. Левицкий. Это была крупная по тем временам мастерская. Сотрудники Левицкого выезжали с дагеротипным аппаратом на дом к заказчикам и там производили съемку.

Левицкий фотографировал много и успешно. В 1851 году серию больших дагеротипных портретов и групповых снимков, исполненных на пластинках размером 30x40 и 24x30 сантиметров, он отправил на Всемирную выставку в Париж. Левицкий получил за них золотую медаль. Это была первая золотая медаль, выданная на всемирной выставке за фотографические работы.

Тесно связанный с литературными кругами, Левицкий фотографировал многих писателей. Серия портретов его работы, выполненных уже мокроколлодионным способом, была напечатана в «Русском художественном листке» В. Ф. Тимма, в том числе известный групповой портрет Тургенева, Гончарова, Островского, Л. Толстого, Григоровича и Дружинина, исполненный в марте 1856 года.

Этот снимок четверть века спустя был воспроизведен в журнале «Русская старина» с сообщением, раскрывающим интересные обстоятельства съемки.

«В 1856 году – пишет журнал (имея в виду время вслед за окончанием Крымской войны. – С. М. ), – в Петербург собрались со всех концов России наши лучшие писатели: кто явился из-под твердынь Севастополя, кто из ополченных батальонов, туда же спешивших, но остановленных вестью о мире, кто из ссылки или невольного уединения в деревне, кто из провинциальной глуши или из большой деревни – Москвы...

Даровитейший и ныне старейший русский художник-фотограф С. А. Левицкий, двоюродный брат одного из талантливых отечественных писателей (подразумевается А. И. Герцен. – СМ.) и добрый приятель едва ли не всего Олимпа русской литературы, радушно предлагал свое искусство для воспроизведения портретов собравшихся в Петербурге писателей».

Далее журнал сообщал, что один из таких групповых снимков – воспроизводимая фотография. Со слов С. Л. Левицкого пояснялось, что в группе совершенно случайно отсутствовал Н. А. Некрасов, а «положение вятского изгнанника М. Е. Салтыкова еще не настолько было тогда географически улучшено (после ссылки в Вятку. – С. М.), чтоб он мог занять свое место в этой группе». Великого сатирика Левицкий фотографировал несколькими годами позже.

В 1859 году Левицкий перевел свою мастерскую снова в Париж.

Его салон для фотографирования портретов считался одним из лучших в Европе. У Левицкого снимались жившие во Франции русские эмигранты, приезжавшие в Париж писатели и художники. В своем ателье он фотографировал Герцена.

Русский журнал «Фотограф» (1864, № 3-4) писал о Левицком: «Владеющий ныне в Париже лучшим фотографическим заведением, вполне артистическим, завален и там работою. В этом заведении приготовляется ежедневно до 1500 карточек, и все же далеко не все заказы удовлетворяются».

Коммерческая сторона фотографии подчиняла себе художественную в портретных мастерских. С целью привлечь больше публики фотографы пускались на всякого рода приманки.

Поддался этой моде и Левицкий. Он придумал изображать фотографируемого на одной и той же карточке в двух позах, иногда даже в различных костюмах. Например, снимающийся разговаривал с самим собой, пожимая себе руку или одновременно играл на фортепьяно и слушал свою игру. Левицкому претил этот путь профессиональной портретной фотографии. В 1867 году он возвратился на родину, в Петербург, снова открыл там ателье, на этот раз с большим павильоном и особым отделением для увеличения портретов (при дневном свете).

С. Л. Левицкий внес значительный вклад в иконографию русских писателей, художников, общественных деятелей. За полвека работы им была создана богатейшая галерея портретов. И хотя фотографическое наследие Левицкого не собрано, мы повседневно встречаем портреты работы его мастерской в книгах по истории русской культуры, науки, искусства, в залах исторических и литературных музеев, однако часто без указания имени фотографа.

Левицкий выступал инициатором многих общественных начинаний в области фотографии. В 1878 году он был одним из организаторов фотографического отдела Русского технического общества. Левицкий энергично участвовал в совершенствовании техники фотографии.

Еще в сороковых годах, живя в Париже, он избрал камеру со складывающимся мехом; это нововведение быстро нашло распространение. Левицкий в те годы проводил, возможно по совету Б. С. Якоби, опыты съемки дагеротипных портретов при свете дуги Петрова. Идея применения электричества в фотографии не оставляла Левицкого и впоследствии.

В конце семидесятых годов Левицкий внимательно следил за техническими изобретениями П. Н. Яблочкова. В своей петербургской фотографии он проводил новые опыты съемки при электричестве, испытывал угли Яблочкова, участвовал в приготовлении углей специально для целей фотографии. В 1879 году он уже снимал художественные портреты при электрическом свете с углями петербургского производства при выдержке 15 секунд. Угли, изготовлявшиеся в Париже, требовали выдержки в 100 секунд!

Первым в России Левицкий перевел свою фотографию на работу при электрическом свете. Это не было в 1880 году новинкой в Европе. Удачно фотографировали при электрическом освещении Ван-дер-Вейде в Англии, Либерт в Париже. Но вот в Мюнхене открывается электрическая выставка. Там составляют протокол о неприменимости электрического света в художественной фотографии. Левицкий был удивлен: люди, очевидно, судили по образцам плохой работы. Он упорно трудится и на следующую электрическую выставку, состоявшуюся в Вене в 1883 году, посылает фотографические экспонаты. Русский фотограф своими снимками опроверг заключение протокола Мюнхенской выставки.

«Применение электрического света в фотографии выставлено в совершенстве только С. Л. Левицким», – сообщил на заседании фотографического отдела Русского технического общества докладчик, отчитываясь о посещении Венской выставки. – «Портреты Левицкого, – говорил он, – по эффекту и мягкости освещения превосходят даже лучшие снимки, исполненные при дневном свете» («Фотограф», 1883, № 11).

Левицкий изучил возможность сочетания солнечного света с электрическим. После многих опытов он выступил со статьей в журнале «Фотограф» (1882, № 3). Автор рассказал, что перенес электрическое освещение в дневной павильон. Электрический свет нисколько не боится дневного! В соединении «двух светов, – писал Левицкий, – мы найдем критериум художественного освещения», «решение задачи вырабатывается не из борьбы двух светов, а, напротив, в художественном разумном их сочетании». «Сколько нам известно, – заметил он в заключение,- это новое применение электрического света не было еще никогда испытано, оно составляет новость, которая по своей простоте и практичности будет принята фотографами».

Дальнейшее развитие фотографии подтвердило мнение Левицкого. Электрическое освещение либо заменило, либо дополнило солнечное во всех областях фотографии, а затем и в кинематографе.

Левицкий выступал как эксперт или член жюри на многих русских и международных выставках фотографии, участвовал в разработке научно-технических вопросов светописи.

Делами фотографического заведения с середины восьми десятых годов больше занимался сын Левицкого – Лев Сергеевич. Сергей Львович уже мало занимался съемкой, но он продолжал энергично участвовать в трудах Русского технического общества. Умер С. Л. Левицкий в июне 1898 года в возрасте 79 лет.